Английский язык с профессиональным репетитором в Екатеринбурге +79222049636
мифология и образование Качество обучения
Самообразование
Психология обучения
Методика обучения
Мифоскоп
Лингвистические вопросы

Вопросы раздела

Что такое языковые способности?
Почему страшно говорить по-английски?
Почему забываются английские слова?
Как запоминать английские слова?
Почему наступает момент, когда хочется бросить учить английский?
Для чего нужен учебник?
Кто такой наивный лингвист и что такое наивная лингвистика?
Какова роль английского языка в жизни школьников?
Что такое содержание информации?
В чем особенность мышления наивного лингвиста?
Что такое мотивация и почему она куда-то исчезает?
Вина ли это учителей, что они не могу заинтересовать учащихся?
 
Вина ли учителя в том, что он не может заинтересовать учащихся?

Вопросы:

Виноваты ли учителя в том, что они не могу заинтересовать учащихся?
Входит ли в задачи учителя заинтересовывать учеников в учебном материале?
Должны ли ученики приносить мотивацию учиться из семьи?
Где "живет" мотивация?

Приложения и дополнительный материал:

статья Статья Кто такой наивный лингвист?
статья Статья Что такое мотивация и почему она куда-то исчезает?
   

ЧАСТЬ 1. КОМПЛЕКС ВИНЫ, НИЗКАЯ САМООЦЕНКА, ДВОЙНОЙ СТАНДАРТ И ЛОГИКА ИММАНЕНТНОЙ НИЩЕТЫ

Сама постановка вопроса, т.е. причинно-следственная связь логических компонентов тезиса: "Моя ли это вина, что дети на моих уроках ходят на головах, не любят мой предмет, не делают домашнее задание и т.д.?" (ни в коем разе не имею в виду глубоко уважаемого мной Андрея Макарова, по чьей просьбе я сие пишу) свидетельствует о наличии у преподавателя некого комплекса вины и заниженной самооценки. Поиск виноватых и/или перекладывание вины на себя - это эгоцентрическая/инфантильная модель поведения типичная для детей/подростков и вообще любых неэффективных личностей, которые не могут взаимодействовать с окружающей действительностью в режиме "моделирования"/"производства", и вынуждены взаимодействовать с социумом и предметным миром в режиме "приспособления"/"потребления"; для зрелой и эффективной личности характерна "взрослая" модель поведения =  поиск не виноватых, чтобы на них переложить свою ответственность за свою личную и социальную неэффективность, а поиск решений вызовов (challenges) и задач, чтобы постоянно повышать свою личную и социальную эффективность. Другими словами, если для эгоцентрика инфантила любое социальное взаимодействие - это поиск виноватого, чтобы превентивно снять с себя ответственность за потенциальные коммуникативные неуспехи, то для зрелой личности любое социальное взаимодействие - это способность видеть challenge, выделить в нем механизм функционирования, построить план своего эффективного, т.е. содержательного, взаимодействия, чтобы постоянно взаимодействовать с окружающей действительностьюв  в режиме "моделирования"/"производства".
Профессиональный преподаватель должен избавляться от инфантильных моделей поведения, потому что, сам того не ведая, формирует своей низкой самооценкой самооценку детей и передает свой комплекс вины детям, даже несмотря на то, что дети до определенного возраста и уровня социализации будут активно защищаться от низкой самооценки и комплекса вины взрослых - родителей, родственников и учителей (с другими категориями взрослых дети вообще не имеют возможности общаться <- см. соц. депривации), что и проявляется саботажем/самосаботажем и другими реакциями эмансипации школьников.
В общем и целом, актуализируется типичная для данного культурного кода логика имманентной нищеты - вместо того чтобы создать инфраструктуру для эффективного и содержательного обучения, воспитания и социализации детей, что, кстати, есть прямая обязанность родителей и учителей (к обсуждению обязанностей я вернусь позже) возникает ситуация, когда родители и учителя скрыто, т.е. в форме двойного стандарта, саботируют любую индивидуализацию и социализацию детей - вот этот завуалированный двойным стандартом саботаж взрослыми социализации своих детей, подобно зеркалу, в котором отображается то же самое только наоборот, дети и отражают своим уже открытым саботажем не только учебного процесса и прочих своих социальных поручений и обязанностей, а вообще любой социально-ориентированной деятельности. Дети демонстрируют открытый саботаж лишь потому, что пока еще не научились пользоваться по-взрослому скрытой лицемерной формой саботажа - двойным стандартом, но у них все впереди и школа в этом смысле прекрасная инфраструктура для этого.

Самооценка – уровень личных и социальных притязаний.
Комплекс вины  – совокупность жизненных ценностей индивида, которые характеризуются (= детерминированы = определяются) логикой: "запрещено иметь, то что хочется" и "без страдания нет удовольствия = т.е. удовольствие - это страдание, лишение, самоограничение".
Логика имманентной нищеты = логика "вычитания" –  конструкт данного культурного кода детерминированный комплексом вины.
Двойной стандарт = эгоцентрический перевертыш –  форма имитативного переноса, при котором травматическое переживание объективируется механизмом логики имманентной нищеты, т.е. ребенку будет запрещаться то, что разрешаться себе, например, мать сама будет есть конфеты, запрещая есть конфеты ребенку; ребенок будет укладываться спать в то время, когда у взрослых начинается самое интересное; и масса других примеров депривации ребенка.

ЧАСТЬ 2. ДЕПРИВАЦИЯ И АССОЦИАЦИЯ

Чтобы усвоить содержание понятия депривации, которое является базовым, обратимся к академику Павлову и его опытам на собаках по выявлению механизма переноса/ассоциации (условного рефлекса).

Павлов наблюдает за собаками, проводит с ними опыты, регистрирует количество слюны и пр. не в естественной среде обитания животного, а в лаборатории; более того, собак фиксируют ремнями в станке. Таким образом, Павлов создает две депривационные структуры - одну вложенную в другую, подобно матрёшкам: первая депривационные структура (или замкнутый контур) - физическая/морфологическая территориальная депривация - изоляция собаки от естественной среды обитания, благодаря которой психический аппарат животного эволюционировал (см. филогенез) до текущего состояния способности адаптивно меняющейся среде реализовывать оптимальные способы коллективного добывания пищи и удержания ее,  взаимодействуя и конкурируя с другими собаками, т.е. Павлов перевел в перевозбужденное состояние (но не отключил (!)) ту часть психики собаки, которая отвечает за решение когнитивных задач при взаимодействии со средой обитания: как физической, так и социальной на уровне СуперЭго.
Второй депривационный замкнутый контур созданный Павловым - функциональная территориальная депривация - пищевое положительное подкрепление = сам депривант является положительным подкреплением, т.е. то, ради чего собаке нужно использовать свои когнитивные способности, т.е. в данном случае - добывание пищи (а могли быть и другие деприванты-подкрепления), дается ей в готовом виде, как говориться ready-made, лишая (= депривируя) собаку уже не только выбрать способ добывания пищи, но самой выбрать то, что она хочет поесть, в каком количестве/качестве, в какое время и в каком месте, т.е.  Павлов положительным пищевым подкреплением депривирует собаку уже на уровне Эго, разрывая шов между Id и Эго (см. невротизацию психики), благодаря чему собака делает перенос-ассоциацию на что угодно: хоть на лампочку, хоть на тумбочку, хоть на ласку, хоть на боль, чего не происходит в естественной среде обитания, где бессмысленным с точки зрения добывания пищи объектам не назначается функция маркеров/триггеров пищи и ее смысловых комплексов.

В созданных условиях двойной депривации - морфологической и функциональной - психика пребывает в  состоянии аффекта, т.е. в таком состоянии, когда любой раздражитель имеет семантику (значение) сигнала связать (= сделать ассоциацию) со следующим за ним депривантом-подкреплением, которое может быть хоть положительным, хоть отрицательным - Павлов выбрал положительное - пищу, и отрицательное - электрический разряд, а мог и любой другой конгруэнтный БГП  депривант-подкрепление. Чтобы понять суть сказанного, представьте себя в маленькой пустой закрытой комнате, в которой вы находитесь уже неопределенно долгое время, вы не знаете который час, какой день недели, день или ночь. В комнате имеется лишь одно окошечко. Внезапно раздается громкий вой. Испугаетесь? Почему? Потому что сработает инстинкт самосохранения? Потому что громкий звук - признак/маркер хищника, а вы лишены возможности, т.е. депривированные, чтобы убежать, спрятаться; вы даже депривированы, чтобы видеть и знать, что или кто издает такой звук, не говоря уже о том, что вам следует ждать от такого воя. Вскоре после звука окошко открывается и через него просовывается конфетка, и вы связали звук и появление конфетки в один смысловой/синкретический комплекс. Так повторяется несколько дней подряд, и в очередной раз при громком звуке вы уже не станете вздрагивать, а будете его ждать и знать, что он предшествует лакомству; и вообще, этот звук единственное "развлечение" в барокамере - единственный смысл - объяснение, почему вы там.

ЧАСТЬ 3. САБОТАЖ

Если под саботажем в контексте данного анализа понимать противодействие, хоть сознательное, хоть бессознательное = т.е. зеркальный перенос в рамках эгоцентрического перераспределения травматического переживания, то собака Павлова в депривационной камере, делая ассоциацию на звонок или еще чего там, по сути, совершает акт саботажа в том смысле, что  противодействует лабораторным, т.е. неестественных среде обитания, депривациям = т.е. через саботаж снимает травматическое переживание вызванное депривациями станка, получая пищу в готовом виде. Аналогично будет поступать и любой ребенок, которого взрослые депривировали через систему запретов свободно взаимодействовать с внешней средой - хоть физической, хоть социальной, и таким образом будет создана система ценностей логики имманентной нищеты и нулевой личностной и социальной эффективности ребенка = т.е. ребенок будет жить по принципу: "я должен отвоевать право у взрослых, чтобы они меня еще больше депривировали" -> если применительно  к школе, то так: "я должен отвоевать у учителей-взрослых право родителей-взрослых меня репрессировать".

ЧАСТЬ 4. ДЕТКИ В КЛЕТКЕ

Ситуация-депривационный контекст в школе -> в классе  -> на уроке -> при выполнении домашних заданий абсолютно идентичны депривационному контексту собаки Павлова = т.е. ситуация, когда дети лишены выбора реализации своих когнитивных механизмов по добывания интеллектуальной "пищи" для своего индивидуального и социального выживания и эффективности: детям всё дается в готовом виде (= ready-made): знания, выводы, вся система ценностей - от детей требуется лишь прочитать и пересказать; выучить и рассказать; посмотреть, запомнить и повторить = т.е. требуется лишь формализация и отчетность, но не создается инфраструктура для реализации когнитивного процесса способов добывания знаний и навыков, формирования своей личной системы ценностей каждого отдельного ребенка. Поэтому дети, согласно Закону Переноса, просто вынуждены во всех формах  саботировать учебный процесс, делая его виновником своих травматических переживаний вызванных деиндивидуализацией в тоталитарной парадигме школы/урока, предметизируя свой объект бережения (= быть выделенным/индивидуализированным) из созданных в результате саботажа реалий имитативного переноса, из которых складывается статусность ребенка и его система ценностей, но уже, к сожалению, "ценности" логики имманентной нищеты и нулевой личностной и социальной эффективности: поэтому ребенок может выйти к доске и сказать, что он(а) не выучил урок и "ставьте мне два" - и это круто и очень статусно. Таким образом, саботаж становится единственной формой самоактуализации ребенка в условиях тоталитаризма и деиндивидуализации.

Депривация – лишения выбора в получении доступа и/или реализации оптимального способа добывания/удержания/потребления витального ресурса.

Депривация не может самораспадаться или перерождаться в не-депривацию; депривация может только стабилизироваться и/или усугубляться.

Оставить комментарий

английский с репетитором